Философия АртКидсДачи. Часть 1

160723

Две смены АртКидсДачи прошли, у меня «отпуск», и есть время прописать идею, содержание, принципы создания пространства и организации взаимодействия и даже некой «философии».
От замысла — к созданию, расскажу о проекте.

Лет пять тому назад я задумала проводить семейные выезды на небольшое количество участников. Буквально, пять-семь семей, и мастера — тоже с семьями. Это с коммерческой точки зрения совершенно слабая идея, учитывая стоимость реквизита для программы, орграсходы на транспортную логистику до/с моря, минимальный гонорар мастерам- энтузиастам и оплату проживания мастеров.

Из тех лагерей/выездов, о которых я знаю, какой-то опыт почерпнуть было сложно, потому что либо лагеря были фестивальные, от 12 семей и больше, либо программа укладывалась в короткие сроки, либо подход ориентирован на значительное разделение детского и взрослого пространств, или наоборот, «все вместе», и это «вместе» не давало продохнуть участникам.
Поварившись сколько-то в разных средах, я таки решилась в этом году создавать свою. Всё же — дачу.

И хочу рассказать. Основные отличия того пространства, которое воплотилось.

1. Само место. Это не отель, и не классическая база отдыха. Почему НЕ — потому что принципиальное для идейного фундамента проекта — это отсутствие матрицы потребительства извне. Семьи могут сколь много двигать творческую составляющую дачи, но если мы тут режем, лепим, инсценируем и прочее, и следом же попадаем в систему клиент — обслуживающий персонал (отеля, базы), то мы как бы вне реальности. Реальность программы, и ее воспитательная, не побоюсь громких слов, функция — поддержать в детях, в семьях веру и вдохновение — в свою созидательную этическую природу. А реальность места если — про «ты клиент», это, знаете, несовпадение.

Дом, в котором мы жили, был домом друзей. То есть не было «официантов», «горничных», «администратора». «Ветер перемен» — исключительное место, на самом деле. Потому что Аня и Слава, и другие ребята — это те самые энтузиасты, которые все, что делают — делают потому, что этого ХОТЯТ.
Вот такое пространство — это фундамент. Потому что эта структура — внешняя — как несущие стены — поддерживает любые творческие процессы, происходящие внутри места, априори и безусловно.

160723-3

2. Мастера. Этим летом мы были с Оксаной Поляковой. Уникальным педагогом, который собой, своим примером задает МЕСТО взрослого/родителя в пространстве детского взаимодействия. Это человек, который СОПРОВОЖДАЕТ детей в игре, хранитель пространства — это сильно иначе, чем волонтер/аниматор. И сильно иначе, чем мастер-наставник, который чему-то учит. Это про то правильное место взрослого в детском творчестве, или игре, которое катализирует, отражает фонариком, придает больший объем, и немного даже увеличивает, словно лупой, то, что уже просится наружу: способности детей, наклонности, одаренность, таланты, личные свойства, интересы, дерзновения, и так далее. И это, конечно, весьма скромное место. И по моему мнению- великое. Потому что великое — в малом. И в большинстве своем — таких форм бытия в мастерстве работы с детьми нынче найти сложно. И это то, что питает.

Наши родители-участники, уезжая, на последнем кругу говорили — да. Это то, что мы интуитивно искали. Это то, во что теперь мы верим, потому что увидели, как это бывает. Взрослый — не ведро с идеями, который на раздачу, в режиме «удиви меня», и эмоциональное выхолащивание родителя следом. И взрослый — не отстраненный, который ориентирован на существующую модель сепарации — «иди сам поиграй». А именно взрослый — на своем месте, и это искусство. Которое родители в итоге брали — с рук Оксаны.

3. Естественная сепарация. Это про семей-участников. Потому что люди, мастера и место — вот что в итоге дает среду. Семьи, готовые и желающие быть с детьми. С которыми нет расхождения в ожиданиях. Согласитесь, довольно глупо было бы, если бы кто-то ожидал аниматорской модели. И многим семьям было отказано в участии еще на этапе набора в феврале. Потому что одна семья с такими ожиданиями про «сдали ребенка — его развлекают», и мы бы всем пространством сели бы в лужу.

Если говорить очень общими словами, наши участники — это родители, для которых ценно — побыть с детьми, которые заинтересованы в близости и в общении. И которым ценно побыть в одном пространстве с единомышленниками, людьми, для которых тоже это ценно. И ориентация на доступность взрослого — эмоциональную, прежде всего, по нашему опыту — дает значительный скачок в подлинной сепарации, в противовес защитному отчуждению, которое выглядит как «самостоятельность», а ею по факту не является.

Продолжение следует.

160723-2

Фото: Людмила Мережко
На верхнем фото: Катя Логинова