Фрагменты вебинара «Тсс, детская комната»

Записала Низовкина Марианна.

То, что объединяет наше поколение, тем кому от 30 до 40 лет (чуть меньше, чуть больше) — это общий социокультурный слой…
Если мы фиксируемся на своих кадрах интимно-личностных, они, конечно, все разные. У всех свои детали (лай лисицы, запах клубники, дом на дереве). Совпадений мало, каждый пишет очень о своем, очень о личном. Детское сознание выделяет то, что удивительно, то, что трогает, то, что интересно, то, что необычно, то, в чем есть исследовательская задача, интерес (это, конечно, бессознательно происходит).

Ребенок растет. Вокруг него есть какая-то знакомая среда, то, с чем он хорошо освоен. Это знакомые лица, это близкие лица. Это знакомый двор, знакомые стены, это знакомая обстановка. А запоминается хорошо то, что вызывает интерес, то, что необычно, то, что не так как обычно, то, что редко происходит. Человеческая природа стремится туда пройти всем своим телом, всем своим вниманием, вообразить себе этот проход из стабильной среды к чему-то очень интересному, новому. Этот проход — это задел на фантазию.

Развитие души ребенка, созревание души ребенка происходит на границе, на этом проходе из знакомого мира куда-то туда. Но куда-то туда оно еще неизведанно, неизвестно. Взрослый может физически взять и пройти и посмотреть, что там происходит. А у маленького ребенка всегда есть поле фантазии, которое гораздо больше его самого. Метафоры про детский мир буквально — это про руку ребенка, которая дотягивается до чего-то до того, до чего он пока дойти не может. Поэтому ему приходится доскладывать, допридумывать, представлять себе. С этого протягивагия и начинается мир детства. Дети себе его придумывают. Дети создают воображаемую модель мира которая для них абсолютно реальна.

Итак, для нашего поколения 30-40 лет. Мы посмотрели сейчас через окно, себя — маленького, через экран, куда мы тянулись своим вниманием. Теперь посмотрим из этого пространства снаружи — внутрь, и обратим внимание на стабильность среды, какая была среда, которая нами изучена, которую мы знаем, из которой можно было куда-то протягиваться.

Это была довольно-таки стандартизированная среда. Это была советская мебель: стенка, тахта, секретер, ковер на стене. Так было у всех. Разницы почти никакой, у всех одна мебель и предметы быта. Эта среда образовывала социокультурную принадлежность, что очень важно для ребенка. Это связано с психологическими особенностями раннего детства (до пубертата): привязанность к обстановке, месту, среда для ребенка столь же значима, сколько и привязанность к близкому человеку. Социальная среда — это плацдарм для здорового психического развития. Для того чтобы успокоившись, вот в этом базовом, куда-то туда проходить своим вниманием. И нашему поколению в этом смысле повезло (хотя родители наши и страдали, что нету какого-то индивидуализма). Но для задач детского возраста это очень хорошая штука.

Идея социокультурного единства — это пункт один в потребностях ребенка, то, что должно удовлетворяться для того, чтобы ребенок мог проходить туда своим вниманием, фантазией, туда, чтобы достраивать свой мир тем, что не типично для этой среды, интересно, то, что не такое что он видит каждый день.
Сейчас все очень разное (мебель, планировка). Сейчас мы потеряли общий социокультурный контекст. Про среду в которой растут наши дети нельзя сказать, что она однородна. Однородность среды теряется в сторону индивидуализма.

Что же сейчас несет эту функцию общекультурной среды? Это игрушки.Что сейчас у детей одинаково в комнатах — это игрушки (конструкторы, машинки, куклы). Тон детской последние 10 лет задают игрушки. Ту функцию, которую раньше несли предметы мебели и декора, сейчас несут игрушки. Функцию стабилизации однородности среды уверенно взяла игрушка. Игрушка обеспечивает потребность ребенка в однородности среды.

А является ли это функцией игрушки? Игрушка, которая становится однородной средой, обедняет развитие. Это не ее функция — обеспечивать потребность ребенка в стабильности и принадлежности. Это роль мебели, утвари и декора.

Перекос нашего времени это то, что игрушка несет не свою роль, выполняет не свое назначение. Даже если минимизировать их количество, убирать из детской массовые игрушки, это не снижает ту социальную роль, которую несет игрушка. У ребенка, у которого нет однородной среды, не так как у других (пространство, дизайн и игрушка) происходит цикл постоянной адаптации. Ребенок потерян в опорах. Каковы эти опоры, которые ребенок получает из этой стандартной среды? Информацию о том историческом срезе, эпохе, в каком обществе он живет, какому обществу, миру он принадлежит.

Эту ситуацию изменить невозможно. Что же тогда делать? Раньше родители простраивая детскую, не сомневались, что дети в ней будут творить, экспериментировать и развиваться. Сейчас это под сомнением. Дети избыточно играют в игрушки, больше чем нужно, т.к. они этим насыщают свою потребность в принадлежности, безопасности и стабильности среды. Как эту ситуацию выравнивать?

Приобрести полную запись вебинара можно по ссылке: Вебинар «Тсс, детская комната!»