Про интеграцию боковых наклонов, про детское «делиться» и про заспинное пространство.

Про интеграцию боковых наклонов, про детское «делиться» и про заспинное пространство. Что через что растет.

Сегодня наблюдали с практиком ее дочку, и как обычно, это кладезь на ценные наблюдения. Вот мы наблюдали девочку три недели тому назад, и была совсем другая картина. Добавился шаг с высоко поднятым коленом, и сериями прям идут боковые наклоны и приставные шаги. Собственно, так интеграция и выглядит. Пучком. Прям когда частят боковые наклоны и приставной шаг — это здравствуй мой левый бок, здравствуй, мой правый бок. А потом пойдет так же пучком интегрироваться заспинное пространство. Уже начинает, но ещё не обвал заспинного, а только накипает. Все как и положено с 1,3 до 2,5.


Интересно, что коррекция по карте тела предусматривает стимуляцию в игровых обстоятельствах всех этапов интеграции карты тела через двигательные формы, а игровые приемы на интеграцию «рулят» в 3-4 года. То есть уже с задержкой, уже дефицитарность полным ходом, и через год от нормы у ребенка «замечают», что он «без боков».  По бинокулярному зрению замечают обычно, когда ребенок в 4 года в дверные проемы не вписывается и плохо соизмеряет расстояние от края до края. А стимуляция должна идти в период формирования и в бытовой среде, подними игрушку слева, справа от себя, пройди бочком, и все вот это, мимишкание с двухлетними, если ребенок все по пространству перед собой соориентирован, и ярко выраженных скачков интеграции не видно. Тогда интеграцию можно «греть».

Я лично за то, чтобы подогревать, и успокоится на боковых наклонах и приставных шагах около двух лет, чем потом слона седлать в четыре года какими-то игрищами на интеграцию того, что должно встать в норму в 1,5 года.

Там же наблюдали феномен детского «поделиться игрушкой». Девчонка дала образец классического НАСТОЯЩЕГО телесного «поделиться». Смеялась я сегодня, так это забавно выглядит, каждый раз не могу, валяюсь. В общем, как дети типа «делятся». Телесная и социально одобряемая нормы тут в конфликте))) Короче, «делиться» для ребенка с точки зрения тела и психики — это не акт щедрости, эмпатии, великодушия и «лучшее любимому другу». Телесно это акт агрессии. Нормальной такой первичной агрессии по нарушению чужой целостности. Помним, да, что «мое» в руке у ребенка им считывается как продолжение его самого. И когда ребенок типа «даёт», «делится», телесно это такой яркий «впихивающий» жест, из серии «догоню, и надаю, и ещё дам, и наподдам». В общем, одна рука резко выдается вперёд, и предмет в руке типа «даётся» прямо в центр, в грудь или живот и ещё немного дальше, будто внутрь, прям внутрь живота. Это и есть подлинное «дать». Ребенок свое и продолжение себя даёт другому, по сути нарушая его целостность, даёт часть себя и свое продолжение через предмет внутрь границ сразу в ядро другого. И тут же отшагивает назад, и ещё назад, и ещё. Обычно первые шаги назад и первичная интеграция заспинного связана с таким вот «дать». Дал и дал деру)))

В связи с этим вспоминаем культурную норму, которой обучают детей 1,5-2 лет. «Делиться». «Ну поделись с девочкой, ты что, жадина». И ребенок под прессингом как бы «даёт», машинку, кубик, куклу. Но телесно это никакое не «дать». Дать — это вот все, что выше. Телесная правда «дать» она такая. А то, что делают дети, когда они не из своего психического новообразования идут телесно, а когда естественное движение в теле не вызрело, а ему как бы «обучают», — то, что они делают телом — это «отпустить». Они просто разжимаются руку. Агрессии нет, есть покорное вялое следование инструкции. Говоря про телесную агрессию, я не имею ввиду причинение вреда другим или физическую атаку. Я говорю про активность и стремление через целенаправленный жест «дать» войти в личное пространство другого, то есть совершить ответственное «дать», такое «дать», которое про то, чтобы донести часть своего до конечного пункта «с гарантиями», стопроцентно.

И что интересно, что подлинное «дать, делиться» идёт в параллели с соединением-разъединением в предметно-манипулятивной игре. Пазлов, кубиков, несочетаемых вещей и игрушек.Условно, когда у ребенка в руках оказываются две разные вещицы, и он их пытается «сопоставить», приладить одну к другой и изобрести способ, как их соединить — вот тогда ребенок начинает «прилаживать» часть себя, того, что есть у него в руках — другим людям. И в обиходе это называют «делиться». Что тут важно — не начинать учить культурной норме до того, как вся цепочка естественно не прорастет.

Вот когда ребенок уже «делится» таким втюхивающим в живот движением и пятится назад, тогда можно потихоньку обозначать «социальную норму». Обычно достаточно ребенка соориентировать словом «сюда» и показать, что «сюда» — это в ручки. А тем, кто общается с ребенком, братьям, сестрам, можно показать, как вытягивать перед собой две руки горсточкой. Как бы место куда ребенок сейчас «делиться» будет появляется. Мы его физически выносим из центра живота вперед себя в руки, и малыши обычно быстро принимают эту границу.