Про логопедический массаж

Про логопедический массаж при ДЦП, спросили мое мнение по видео. Видео конфиденциальное, я посмотрела, и это мрак.

Мое мнение таково, что нельзя давать своего ребенка в руки чужому человеку, который при маме делает ребенку больно, насилует его какими-то манипуляциями в тесном физическом контакте, а мама смотрит. Это подрывает доверие, это не даёт ничего, кроме отката назад, это травмирует, это жестоко, это ненормально. Ребенок должен знать, базово, что мама с ним и за него, и при ней никто никогда ничего не допустит насильственного, а если тайком и не при маме, то мама того найдет и убьет, это ФАКТ. И все матери мира со мной согласятся, а кто об этом не знает, ну так пора узнать, да, что женщина может, у нее инстинкт такой, прошивка.

Этот комментарий я выношу себе в открытый профиль, он отражает целиком мое отношение к данному вопросу.
Если ребенку делает больно мама во время массажа, или неприятно, то это может быть неприятно, болезненно, но мама же и утешит, и извинится, и скажет, ну потерпи, тебе больно, сейчас будет больно, неприятно и пройдет, мама вообще объяснит, что зачем происходит, и мама все сделает, чтобы ребенку страшно не было, не было шоково, не было чувства, что он беспомощный и неподготовленный, и все внезапно, и он ничем не управляет. Мама сглаживает шоковую травму до просто травматичного переживания, в связи с такой-то необходимостью в лечении, и это нельзя путать, это разные вещи.

С травматичным по жизни и с фрустрацией мать справляется, контейнирует, и вообще не все в ращении детей медом намазано, тут и лечение зубов, и ссадины-царапины, и обиды детские, и кризисы роста.
Травматичность это одно. Дети скулят, им не нравится, они хныкают, ноют, спрашивают, долго ли ещё терпеть, торгуются, защищаются, сопротивляются.
А шоковая травма и пытки другими людьми ребенка при матери — это другое. Это ужас, это крик ужаса в интонации, этого нельзя допускать.
А из того, что я видела по видео — я точно знаю, что то же самое можно делать в сто раз медленнее, и так же глубоко по воздействию на ткани,только вопрос согласится ли ребенок, будет ли он сотрудничать, если с ним уже ТАК дико работали.
Его психологически нужно реабилитировать, и постепенно завоёвывать доверие, и доверие ещё долго будет «слабым местом».

То есть подытоживая, я не говорю, что ребенку с ДЦП, ровно как и любому другому не нужен логопедический массаж, если нужна речь, нужно глотание, сосание, жевание, прихлебывание, питие «трубочкой», умение «дуть губами трубочкой». Массаж это видимо интенсивный, но я не понимаю, в чем проблема показать это все на резиновой кукле, поставить маме руки и пусть мама осваивает этот массаж, и подбирает интенсивность под кучу факторов сама.
Мне этот массаж напомнил те стандартные реабилитологические массажи, которыми ткани после переломов «разрабатывают».

Я помню, каково это, когда надо поинтенсивней проминать ткани после гипса. Ну так я когда была в таком процессе по необходимости, я не делала вид отстраненный, будто ничего не происходит. Я проживала боль ребенка как совместную, через касание, полное любви. Плакала вместе.

Я испытываю тщетность, когда понимаю, что это вот такое насильственное очень про нашу культуру.
И я знаю, что это разные рельсы, насилия и ненасилия, и всегда есть выбор.
И в нем нет торга, что здоровье стоит боли или насилия, что «так надо, чтобы». И что «ребенок потом спасибо скажет», и что » это ради того-то».
Восстановление это больно, это сложно, это неприятно, это «ну потерпи», но это не введение в мрак «ради».
И это нужно различать. Это важно различать.
Я благодарю за доверие маму, которая прислала материал. Ответов у меня нет как обычно.
Я больше не хочу смотреть ни на какие экзекуции вокруг темы.
С меня только БМЕДВ и все, а про все остальное — слишком ресурсозатратно отвечать на вопросы «Людмила, а что вы думаете».
Я ничего не думаю. Я либо работаю, либо не работаю. Либо мы работаем, либо мы не работаем.
А думать я закончилась.